Қазақстан ұлттық арнасы: Қарағандыда Шанышқылы Бердіқожа батырды еске алуға арналған жиын өттіҚазақстан ұлттық арнасы: Қарағандыда Шанышқылы Бердіқожа батырды еске алуға арналған жиын өттіҚазақстан ұлттық арнасы: Қарағандыда Шанышқылы Бердіқожа батырды еске алуға арналған жиын өтті

Қазақстан ұлттық арнасы: Қарағандыда Шанышқылы Бердіқожа батырды еске алуға арналған жиын өтті

Егемен Қазақстан газеті: Алаштың алдаспаныЕгемен Қазақстан газеті: Алаштың алдаспаныЕгемен Қазақстан газеті: Алаштың алдаспаны

Егемен Қазақстан газеті: Алаштың алдаспаны

"Айқын" газеті: "Ақиқатқа айналмаған аңыз немесе Бердіқожа батырдың бейіті қалай қазылды?""Айқын" газеті: "Ақиқатқа айналмаған аңыз немесе Бердіқожа батырдың бейіті қалай қазылды?""Айқын" газеті: "Ақиқатқа айналмаған аңыз немесе Бердіқожа батырдың бейіті қалай қазылды?"

«Айқын» газеті: «Ақиқатқа айналмаған аңыз немесе Бердіқожа батырдың бейіті қалай қазылды?»

Казахстанская правда: "Батыр, защитник, дипломат"Казахстанская правда: "Батыр, защитник, дипломат"Казахстанская правда: "Батыр, защитник, дипломат"

Казахстанская правда: «Батыр, защитник, дипломат»

Шанышқылы Бердіқожа батыр кесенесінің ашылу салтанатыОткрытие мавзолея Шанышкылы Бердыкожа батыраОткрытие мавзолея Шанышкылы Бердыкожа батыра

Открытие мавзолея Шанышкылы Бердыкожа батыра

КіріспеГлавнаяMain

Главная

Ссылка на статью в газете Казахстанская правда: http://www.kazpravda.kz/c/1343341091

Автор: Кабульдинов Зиябек

доктор исторических наук, профессор,

Ученый секретарь Национального конгресса историков

 

       Одним из выдающихся государственных деятелей, почитаемым  всем казахским кочевым сообществом, признаваемым российскими и китайскими властями сардаром  был Шанышкылы Бердыкожа батыр. Он всю свою жизнь посвятил делу защиты рубежей своей родины  от нашествия иноземных захватчиков и земельных притязаний беспокойных соседей.

       В июле 2012 года учеными российского Института этнологии и антропологии РАН (г.Москва) Т.Балуевой и Е. Веселовской совместно с Институтом археологии им.А.Маргулана во главе с директором этого института Б. Байтанаеввым был реконструирован  внешний облик именитого батыра.

     Идея проведения фундаментальных и комплексных исследований по изучению жизни деятельности знаменитого батыра и сардара принадлежит известному отечественному ученому, профессору, академику Национальной инженерной академии РК Бактыбаю Ашимбековичу Касымбекову. 

***

В казахском традиционном обществе особо отличившихся в сражениях предводителей ополчений,  а также храбрых и отважных воинов называли «батырами». Позднее ими стали называться люди, ярко проявившие себя во многочисленных выступлениях против колониальной политики царской администрации и набегов войск китайской империи и среднеазиатских ханств. Звание батыра приобреталось исключительно личными подвигами, которую нельзя было получить по наследству. Почетное звание батыра могли заслужить простолюдины и бии,  султаны и ханы. Так, в XVIII – XIX веках высокого звания батыров удостоились выдающиеся казахские ханы Тауке, Каип, Абулхаир, Абылай и Кенесары.  В XVIII веке в традиционном казахском обществе появилась целая плеяда любимых народом главнокомандующих крупными военными соединениями жузов, что было связано, в первую очередь, с борьбой казахского народа против длительной джунгарской агрессии:  Средний жуз - Канжыгалы  Богенбай,  Каракерей Кабанбай, Младший жуз -Табын Букенбай, Тама Есет, Старший жуз-  Шанышкылы Бердыкожа, Шапрашты Наурызбай.

Среди них одно из самых достойных мест занимает имя храброго военноначальника  Шанышкылы Бердыкожа батыра. Что примечательно, по неписанным казахским законам к именам наиболее уважаемых батыров прибавляли название его родового объединения, что было признанием не только выдающихся  заслуг перед Отечеством отдельно взятого батыра, но и знаком отличия главнокомандующих жузами.

Жестокое поражение в «Годы великого бедствия» (1723-1727 гг.) не сломило волю и дух казахов. Именно героизм народа,  его самоотверженное мужество, готовность к настоящему самопожертвованию во имя сохранения независимости родины, позволило не только выстоять, но и внести решающий вклад в разгроме джунгарских захватчиков. Не случайно это время стало «золотым веком» массового героизма казахов.  Примечательно и то, что мужественные степняки отчаянно сражались  и отстаивали всю территорию Казахстана, не делясь на жузы, племена и рода. Вот как описывает совместную героическую борьбу представителей трех казахских жузов против захватчиков великий жырау — народный трибун Таттикара:

«…Камыш на склоне на овражьем,

Словно стальных батыров строй,

Но только в окруженье вражьем

Мы распознаем, кто герой…

Вот Жаныбек Шакшака сын-

Звенящая стальная пика!

Бокей с Сагыром из уйсун

Продолжат этот ряд великий.

Мандай, Дерпсалы -кыпчаки,

А вот Баян с Сары -уаки…

Стройней и выше всех сосна,

И ей подобен Богембай.

Кто на врагов бросался с криком

И их нанизывал на пику? –

Керей Еменалы Жабай…» (Перевод О. Жанайдарова)

Шанышкылы Бердыкожа батыр происходил из славного рода шынышкылы древнего племени уйсын Старшего казахского жуза, издревле занимавшего плодородные земли по реке Таласу, Арыси и удобные для ведения скотоводства  предгорья Каратау. Значительные группы представителей этого воинственного рода проживали в районе г.Ташкента. Предположительно он родился в 1708 году в местности Шыршык (Чирчик) на юге Казахстана, в междуречье Сырдарьи и Келеса  в семье охотника Арык мергена.

Бердыкожа батыра  видели бросающим на врага с родовым ураном «Айырылмас», племенным  — «Бахтияр» и общеказахским – «Алаш». Ни один казахский воин не мог устоять после слов – призывов к проявлению массового героизма знаменитого батыра канжыгалы карт Богенбая: «Отомстим врагам нашим, умрем с оружием в руках, не будем слабыми зрителями разграбленных кочевок и пленения наших детей. Робели ли когда воины равнин кыпчакских!?!»

По данным тщательного исследования и реконструкции останков батыра учеными из лаборатории знаменитого в мире М.М. Герасимова, осуществленной под руководством Т.С. Балуевой, «его рост составлял 177 сантиметров, что «была несколько выше величин, характерных для своей эпохи». Он был широкоплечий и имел хорошую физическую тренированность. А «рельеф всех костей правой руки  имеет максимальное развитие, что свидетельствует о постоянных  физических упражнениях этой конечности». Более того, «топография  костно-мускульного рельефа свидетельствует о том, что этот человек был опытным наездником».  Он владел всеми видами холодного и стрелкового оружия. В детстве его называли «бала батыром», видимо, из-за раннего участия в казахско-джунгарских войнах.

Некоторое время аулы батыра располагались рядом с аулами Кабанбай батыра и Казбек бия в районе Алаколя и Тарбагатая. Между ними существовали братские и дружественные отношения. Согласно устных преданий во время одного из сражений Бердыкожа батыр уступил свою лошадь своему старшему боевому другу Каракерей Кабанбай батыру, потерявшему в бою своего боевого коня.

Шанышкылы Бердыкожа батыр неоднократно выходил победителем на единоборствах с джунгарами – «жекпе-жек».  Казахское государство времен Абылайхана доверяло ему и военное знамя казахского ополчения. Он был включен и в ханский совет, что считалось признанием его выдающихся заслуг перед Отечеством.

Бердыкожа батыр принял самое деятельное участие во всех крупных битвах казахов с джунгарами и волжскими калмыками. По некоторым данным он участвовал в более чем 100 сражениях. Казахская устная историология повествует и о том, что он руководил крупным ополчением казахов Старшего жуза в составе единой освободительной армии хана Абылая во время сражений в районах Буланты, Билеуты, Итишпес, Аныракай, Талкы, Ебы, Алаколь, Улансу, Мамырсу, Шар, Шорга и другие (Казахстанская национальная энциклопедия, т.2, Алматы, 1999, с.286).

О его активном участии в походах хана имеются следующие  строки, собранные известным казахским собирателем фольклора М.Ж. Копеевым:

«Услышав, что хан отправился в поход,

Прискакал Шанышкылы Бердыкожа».

Он принял участие в знаменитых Булантинском и Аныракайском сражениях против джунгар, а в 1956 году он храбро сражался в рядах армии Абылая хана против вторгнувшихся в Казахстан многочисленных войск китайцев. В дастане «Бердыкожа батыр» неизвестный автор сардару приписывают такие строки, что его «кровными врагами были китайцы и черные калмыки»(джунгары –авт.).

В 1771 году во время «пыльного похода» Шанышкылы Бердыкожа батыр  активно участвует в войне против волжских калмыков, попытавшихся весной через Сары Арку переселиться в опустевшую от родственных джунгар территорию. Как и ранее батыры всех родов, племен и жузов единым фронтом принялись за уничтожение калмыков, мстя им за прежние бесчинства. Несмотря на то, что отступавшие калмыки имели боеспособное войско общей численностью в 40 тысяч человек, они  потерпели жестокое поражение от казахов. Значительный урон калмыкам был нанесен отрядами султана Айшуака на реке Сагиз. На реке Орь,  Ужим,  близ Мугоджарских гор,  отступающие калмыки подверглись нападению отрядов хана Нуралы.  Султаны Абылай,  Султанбет и  Абульфеиз  также нанесли ряд сокрушительных поражений калмыкам. Чудеса героизм проявили батыры Баян, Жанибек, Уйсунбай, Аркандар, Байгозы, Уразумбет, Ильчибек, Баянбай и другие. В сражениях с калмыками приняли  участие и воинские соединения казахов Старшего жуза во главе с батырами Тлеукабыл, Жайсан, Каумен, Камке, Даулет, Малдыбай, Конысбай и Шанышкылы Бердыкожа. Всюду казахам удавалось захватывать  скот, пленных и имущество противника. Тогда до далекой Джунгарии дошла только лишь десятая  часть переселенцев. Многие из них погибли в сражениях с казахами.  По прибытии в Синьзянь остатки калмыков были расселены небольшими  группами и стали нести пограничную службу, преимущественно на границе с казахами.

Сражения казахов с отступающими  волжскими калмыками во время «Шанды жорык» имело огромное историческое значение. Казахское население навсегда  было избавлено от постоянных набегов волжских калмыков. Нанося чувствительные удары по калмыкам, наши предки  отстояли земли Тарбагатая и бассейна реки Или. Наконец, с нанесением поражения калмыкам закончилась почти двухсотлетняя война казахов с воинственными джунгарами и родственными им волжскими калмыками.  Со стороны казахов были проявлены стойкость, мужество и  массовый героизм.

Существует предание, что батыры Старшего жуза не выступали в поход и не проводили крупные курултаи, если не было среди них Шанышкылы Бердыкожа батыра. После Толе бия его считали вторым по рангу государственным деятелем и выдающимся полководцем Старшего жуза.   Поэтому не случайно корифей казахской фольклористики и устного народного творчества  Машхур Жусуп Копеев ставит имя батыра наравне с такими признанными народными героями и любимцами земли казахской  как Каракерей Кабанбай, Канжыгалы Богенбай, Каздаусты Казыбек, Шакшак Жанибек, Кокжал Барак, Сырым Малайсары. Он же отмечал, что «Шанышкылы Бердыкожа батыр был одним из самых именитых, сильных  и надежных батыров».

Сардар, представляя жизненные интересы Казахского ханства не раз участвовал в дипломатических переговорах с Китаем, представителями Российской империи и кыргызами. Так, 13 июля 1783 года, впервые прибыв на Иртышскую пограничную линию, был тепло принят комендантом Семипалатинской крепости, ученым и капитаном российской армии И.Андреевым. А до этого события на протяжении почти 18 лет стоял на границе с алатаускими кыргызами, не допуская их на территорию Юго-Восточного и Южного Казахстана, несмотря на то, что традиционные кочевья рода шанышкылы находились за сотни километров в сторону Ташкента.

О значительном богатстве батыра хорошо описал тот же И.Андреев в своем знаменитом историческом бесцеллере  «Описание Средней орды  киргиз-кайсаков»: «Волость чашклынская (шанышкылы –авт.), в которой старшина Берды-кожа, подвластных у его кибиток до 300, лошадьми и скотом весьма богаты».

В мае 1783 году батыр, оставив земли Семиречья,  прикочевал со своей волостью в район Шынгыстау. Здесь традиционно кочевали небольшие группы кереев, каракесеков,тарактинцев, тобыктинцев и толенгутов.  На наш взгляд, причин для такой неординарной перекочевки было несколько. Во-первых, после ожесточенных и кровопролитных сражений с джунгарами территории этого региона оказались несколько опустошенными и свободными, так как многие его жители погибли в борьбе за отстаивание своих земель или были вынуждены откочевать на территорию других и более безопасных регионов Казахстана и сопредельных территорий. Нужно было защитить эти земли от новой опасности — военно-политической экспансии царского правительства, который к этому времени усиливал свой военный плацдарм на правобережье Иртыша для постепенного «оприходывания» традиционных казахских земель, что и позднее и случилось.

Во-вторых, Бердыкожа батыр как один из главных батыров («бас батыр») Абылайхана переселился на территорию Восточного Казахстана по личному приглашению Уали хана для поддержания его несколько пошатнувшего политического положения, которому все же не удавалось сохранить былое величие Казахского ханства после смерти своего могущественного отца. Действительно, ко времени перекочевки на эту территорию Бердыкожи батыра умер влиятельный чингизид, сын хана Абулманбета правитель найманов султан Абульфеис, который был сподвижников Абылая, но придерживался прокитайской ориентации. На смену Абульфеису пришел его пасынок, сын султана Барака влиятельный султан Ханкожа. А последний не мыслил легко и беспрекословно подчиниться новому хану. Вот как по этому поводу пишет «Герадот казахской истории» А.Левшин: «В 1783 году он (Абульфеис) умер, оставив после себя сына Бупу и пасынка Хан-ходжу, рожденного от известного хана Барака. Один из султанов должен был наследовать власть Абульфеиса, но каждый из них имел своих приверженцев, кои не могли согласиться в выборе и распрями своими возмутили все поколение найманское. Беспокойства кончились тем, что большинство голосов оказалось на стороне Хан-ходжи, и он сделался повелителем прежних подданных Абульфеиса». Китайская империя была весьма заинтересована в выборе именно Ханкожи, который также придерживался прокитайской ориентации.

После прибытия в Чингистау Бердыкожа батыр несколько оттесняет правителя найманов из насиженных земель в район Тарбагатая. При этом нашелся и прекрасный повод: султан Ханхожа в свое время отказался оказать помощь и содействие отрядам батыра в общеказахском походе на воинственных «бурутов» или алатауских кыргызов. В глазах кочевого социума правда была на стороне батыра, в данном случае выступавшего за интересы всего казахского народа и за укрепление легитимной власти потомков Абылая.

Кроме активного противостояния с воинственными джунгарами,  храбрые сыны этого рода заслоняли южные и юго-восточные рубежи казахских земель от притязаний воинственных кыргызов. Несмотря на то, что традиционно казахи старались поддерживать братские и родственные отношения с этим тюркоязычным народом, нередки были случаи взаимных набегов, угонов скота, противостояний на почве земельных споров.

Еще в конце 50-х годы XVIII века на освободившиеся земли джунгар претендовали и кыргызы, в частности, на земли бассейна реки Талас вплоть до города Шымкента. Участились  случаи угонов скота семиреченских казахов кыргызскими отрядами. Были времена беспричинных нападений и на  казахские  торговые караваны. В этих условиях Абылай был вынужден совершить ряд упреждающих военных рейдов в глубь Киргизии, хотя сам  был противником братоубийственной войны. В частности, при жизни он рекомендовал знаменитому Шанышкылы Бердыкожа батыру, одному из главных идеологов и сторонников сохранения за казахами плодородных земель Семиречья, воздерживаться от военной экспансии на территории соседних кыргызов. Об этом имеется информация в широко распространенном среди кыргызов «шежире Алымбека»: «Абылай хан сказал Бердыкоже «остановись», верховный би уйсунов Толе би также говорит «остановись». Но Шанышкылы Бердыкожа батыр, возглавив уйсунцев, продолжает набеги на кыргызов».

Но хан Абылай вместе с Бердыкожой батыром был вынужден организовывать несколько упреждающих и вынужденных походов на кыргызские земли в 1765 и 1770 годы. А в 1779 году Абылай совершил третий крупный поход против беспокойных соседей, который закончился перемирием. В качестве аманатов были взяты дети самых знатных родоначальников — манапов, захвачено большое количество пленных, из которых образовал две новые волости — Жанакиргизскую и Байкиргизскую, переселив их в район Кокшетауских гор, где традиционно проживали представители рода атыгай.  Эти меры хана Абылая привели к  установлению на некоторое время мира на казахско-кыргызской границе. Во всех этих походах самое деятельное участие  принял его главный  батыр Шанышкылы Бердыкожа.

По данным капитана И.Андреева, современника Бердыкожи батыра, уже после смерти хана Абылая в октябре 1785 года батыр возглавляет очередной крупный поход против беспокойных и воинственных кыргызов, собрав 700 воинов из числа семи крупных родоплеменных объединений, в том числе и из числа местного населения, выбравшего его своим вожаком и лидером. На этот раз, поводом к походу послужил отгон кыргызами 2500 лошадей и желание отомстить за убийство казахских батыров. По прибытии в кочевья кыргызов они встретили  китайский отряд общей численностью до 1500 человек, которых кыргызы также беспокоили частыми угонами скота. Договорившись о совместных действиях, два отряда начали скоординированное наступление: казахский отряд выступил со стороны реки Аягуз, а китайский  — от реки Или. Тогда алатауским кыргызам был нанесен очень ощутимый удар.

Кыргызы продолжают совершать набеги, угоны скота и даже убийства казахских правителей и батыров. Так, от их рук погибает могущественный Кокжал Барак хан, шапырашты Жапек батыр, а также видные батыры Айтак, Арзы, Куржы и другие.

В начале января 1786 года в очередном походе против кыргызов из их рук  трагически погибает Бердыкожа батыр. Вот как описывает последние дни батыра капитан российской службы И.Андреев, живший в это же время на Иртышской пограничной линии, которые он записал 13 февраля этого же года из уст служившего муллой у Ханкожи султана татарина, толмача (переводчика — авт.) Килинея Мамлина: «По многим  с дикими киргизцами у кайсаков ссорам, в январе месяце, собрався  к оным сей волости старшина Берды-кожа, хотя оному ехать туда для  повоевания  и не хотелось, в рассуждении приключившегося ему некоторого сновидения, что он сего пути благополучно не кончает. Но принужден был послушать собравшихся киргизцев, коих с ним было 100 человек, с которыми по выходе к реке Жидысу к диким (кыргызам –авт.), расположился лагерем, в ожидании удобного времени  к нападению на своих неприятелей и в кидании еще собирающихся к его партии киргизцев. А как они лошадей своих содержали при лагере на полевом корму и не за хорошим присмотром, то дикие, собравшись человеках в 80, у сонных их отогнав лошадей, напали на самих, перебили их и других перевязали. Сегож старшину, яко главного их предводителя, поймав… несколько не доехав… с радостию обещали конечную смерть… схватя его, отрубили ему голову, и руки, и ноги, и распоров живот, в оной склали все части. И так храброй сей старшина, от коего много лет дикие были побеждаемы, окончил живот (жизнь-авт.)  свой несчастно».

Об этом скорбном для казахов событий подробно написал и известный исследователь нового времени А.И. Левшин в своем знаменитом труде «Описание киргиз-казацких или киргиз-кайсацких орд и степей»: «Еще более пострадал от бурутов киргиз-казачий старейшина Берды-кожа…Отчаянный старейшина киргиз-казачий, зная нравы своих неприятелей, не мог надеяться на счастие в будущем, и потому с намерением ускорить конец свой, заколол бурута (кыргыза-авт.), который  вез его к своему родоправителю. Раздраженные   поступком сим буруты немедленно остановились и умертвили Берды-кожу самым бесчеловечным образом. Сначала отрубили ему голову, руки и ноги, потом распороли живот и сложили в оный все отсеченные члены».

Кстати, изучение останков батыра учеными из лаборатории М.М. Герасимова также свидетельствуют о наличии «множества трамв без следов заживления. Это свидетельствует о том, что эти трамвы стали причиной смерти. Все трамвы нанесены тонкими сабельными лезвиями. Несколько ранений были несовместимы с жизнью. Таким образом, убийство было крайне жестоким». Так, тщательное антропологическое исследования московских ученых костей батыра показало, что на верхней трети левого плеча была глубокая рана, затронувшая кость, головка левой плечевой кости была срезана очень сильным сабельным ударом. Была рассечена левая ключица, отсечен фрагмент правого сосцевидного отростка височной кости черепа, а также повреждены внутренние нижние поверхности нижней челюсти.

Об этом же писал в стихотворной форме и М.Ж. Копеев:

«Бердеке имел  коня «ала аяк».

Враг, разрубил его на куски, не жалея».

Практически полная сохранность всех элементов скелета указывают на то, что тело все же не было осквернено. Видимо, в то время и враг умел уважать своего лютого, но достойного соперника и противника.

Безусловно, у казахов  известие о коварном убийстве авторитетного и уважаемого батыра вызвало чувство глубокой скорби и неистового негодования. Поэтому вскоре степняки стали люто мстить за своего любимого батыра. За организацию похода с целью отомстить  за его смерть «горцам» взялись его родной брат Секлоян (у И. Андреева, Аккаяк – у А. Левшина) и четыре сына батыра, первых которых звали Лепес и Шок. Вскоре в одном из походов против кыргызов  был взят в плен сын знаменитого кыргызского батыра Исенгельды, которого отдали на растерзание нескольким женам Бердыкожи батыра. Два кыргызских батыра, непосредственно убивших связанного казахского батыра, были вскоре настигнуты и подвергнуты жесткой казни третьим сыном сардара: первый убийца – в местности Каратал-Коянды, второй – в районе города Бухары. Существует изустное предание, что перед своей казнью прозорливый батыр пророчествовал своим врагам, что убийцы будут непременно наказаны именно третьим его сыном и в тех местах, которые он тогда указал. Кыргызская сторона позднее выплатила кун в несколько голов лошадей за убийство Шанышкылы Бердыкожа батыра и набеги несколько прекратились вплоть до похода хана Кенесары в Киргизию (1847 г.- авт.).

В поход против кыргызов для «мщения» за убийство именитого казахского батыра отправились и султан Ханкожа и будущий хан Среднего жуза Бокей, собрав небольшой отряд из числа казахов токмак — найманской волости. Тогда казахи — наймановцы потребовали немедленно организовать этот поход у своих султанов, в противном случае угрожая тем, что  откочуют «под Ташкению».

Но простояв лагерем некоторое время и не решившись напасть на кыргызов,  они вернулись обратно без боя. После этих событий часть рода шанышкылы покидает район Шынгыстау и возвращается в места своих древних кочевий на территорию Южного Казахстана.

После смерти Бердыкожа батыра политическая ситуация в регионе несколько меняется в худшую сторону. Российская имперская политика делает свое дело: в 1788 и 1798 годах царское правительство начало выдавать кочующим на левобережье Иртыша  казахам   официальные разрешения на  перекочевку на правобережную  сторону реки на «вечную кочевку» и это  делалось, в первую очередь, с целью и далее ослабить власть Уали хана. Здесь был применен древний и безотбойный имперский принцип «разделяй и властвуй»: некогда единый и монолитный Средний жуз был фактически поделен на две части, контакты между которыми были  запрещены силами Иртышской пограничной линии.

При непосредственном участии представителей Российской империи в 1795 году несколько тысяч казахов во главе с влиятельными султанами и батырами  Среднего жуза на имя российской императрицы Екатерины II выразили  открытое «недовольство» правлением хана Уали и желание откочевать на «внутреннюю сторону» пограничной линии. Более того, в 1817 году сын Барака султан Бокей, находящийся в оппозиции к потомкам хана Абылая, был утвержден царизмом… вторым ханом Среднего жуза, при еще живом хане Уали. А в 1822  году без каких-либо церемоний и переговоров  с потомками Чингисхана  Российская империя полностью отменяет 600 –летнее правление чингизидов на территории Северного, Центрального и  Северо-Восточного Казахстана…

Перед откочевкой шанышкылинцы и местные казахи проводят ас (тризну –авт.) в честь своего любимого батыра и возводят величественный мазар, непохожий на все другие некрополи этого региона.

Знаменитый батыр и опытный полководец был похоронен в «долине батыров», расположенном в  верхнем течении реки Дагандалы, что на границе современной Карагандинской и Восточно-Казахстанской областей. А если быть еще точнее, то мавзолей Бердыкожи батыра расположен на территории современного Темиршинского сельского округа Каркаралинского района Карагандинской области. Место захоронения было выбрано не случайно: здесь рядом с горами Кокшетау и Дуана располагалась одна из ставок общеказахского хана Абылая перед отправкой в поход против вторгнувшихся на казахскую землю шуршутов (китайцев –авт.). Также и достоверно и то, что здесь в свое время Кунанбай кажы давал ас представителям трех жузов в честь своего отца бия Оскенбая. На этой же святой земле покоятся прахи степных Ромео и Джульетты- Козы Корпеш и Баян сулу…

По древним обычаям казахов его мазар был возведен на одной из трасс древней караванной дороги, связавшей города-оазисы Семиречья и присырдарьинского региона с северными и северо-восточными районами Казахской степи, а оттуда — и с Западной Сибирью.  Любой путник мог прочитать суры из Корана.   В частности, известный казахский фольклорист Машхур-Жусуп Копеев отмечает, что проезжающие  в Семиречье степняки говорили, что «в пути видели мавзолеи Козы Корпеш –Баян Сулу и Шанышкылы Бердыкожа батыра».

Во второй половине XIX века место захоронения батыра было зафиксировано и на карте Семипалатинской области, составленной офицерами Генштаба Российской империи как «М.Бердагажа». Мазар батыра был зафиксирован столетием спустя и на советской карте.

К настоящему времени остались развалины мавзолея батыра, возведенного в конце XVIII века. В июле 2011 года Институт археологии им.А. Маргулана Комитета науки МОН РК организовал комплексную археолого-этнологическую экспедицию, которая точно определила место захоронения славного батыра. По словам местных жителей мазар практически в целости и сохранности просуществовал до 60-х годов XX века.

Он был возведен из сырцового кирпича, основания которого составляли  квадратную форму  размером в  6,5 метровкаждая сторона, толщина стен доходили до полуметра. Купол захоронения имел шлемовидную форму.

При исследовании останков батыра казахстанскими учеными-археологами оказалось, что плечевая кость левой руки имеет следы прижизненной травмы, у погребенного также была сломана левая ключица, сильно повреждена левая часть черепа.

Более того, археологические материалы были подтверждены и дополнены фольклорными материалами, в первую очередь, собранными в свое время Машхур Жусуп Копеевым. Немало информации было почерпнуто из архивов России и Китая, а также сведений собранных у местных жителей — краеведов. Информация о противостоянии  с батыром встречается и в фольклорных произведениях и генеалогических таблицах, собранных и на территории Кыргыстана.

Хотя и не стало батыра, но его величественный и больших размеров мазар, напоминающий шлем могучего батыра- исполина, зорко «следил» за каждой пядью казахской земли, продолжая вселять страх иноверцам и иностранцам, пожелавшим покушаться на нее. Череп батыра был недавно реконструирован российскими специалистами в мастерской знаменитого антрополога М.М. Герасимова и возвращена на свою родину и вторично предана земле представителями  общественности и научного мира  со всех регионов Казахстана, а также ученых из России.

Жизни и деятельности батыра посвятили свои труды многие авторитетные исследователи нового и новейшего времени: И.Андреев, А. Левшин, М. Красовский, Ш. Уалиханов, М. Дулатов, Г. Потанин,  М. Тынышпаев, М.Ж. Копеев, С. Торайгыров, М. Муканов, А.Сейдимбек,  К. Хафизова, Б. Касымбеков, К. Боранбаева, Д. Кыдырали, А. Махаева и многие другие.  В честь батыра когда-то народ сложил исторический дастан «Бердыкожа батыр», который и поныне хранится в Институте литературы и искусства им. М.Ауэзова. Стоит отметить, что не каждый известный батыр и сардар казахско-джунгарской эпопеи удостаивался такого всеобщего внимания. Талантливый казахский поэт Н. Айтулы посвятил ему целую поэму, прославляя его подвиги перед казахским народом. Общепризнанные и авторитетные казахские писатели М. Магауин и К. Жумадилов в своих историко-художественных произведениях также дали достойную оценку благородным и бессмертным деяниям великого полководца и истинного патриота земли казахской.

Именно благодаря таким личностям как Шанышкылы Бердыкожа батыр было сохранено внутреннее единство народа  и  удержана огромная территория: тогда, в условиях XVIII века казахи занимали земли на севере — до российского города Тары и до Ташкента — на юге, от  Едиля (Волги) и Жаика (Урала) – на западе и Обь-Иртышского бассейна — на востоке. Во многом это удалось благодаря деяниям целой плеяды казахских батыров, отдавших свои жизни во имя защиты суверенитета и независимости родины, обеспечения неприкосновенности и нерушимости его древних границ.

Однозначно, среди них особое место принадлежит  Шанышкылы Бердыкожа батыру, для которого каждая пядь родной земли была частичкой неделимой общеказахской территории. Думаем, что в будущем исследователи заметно углубят изучение жизни и деятельности этого незаслуженно забытого батыра, воздав должное его верной службе своему народу и государству. Не далек тот день, когда на месте его захоронения появиться новый величественный  мазар от благодарных   потомков. Настало время, чтобы для военных учредить ордена, носящие имена знаменитых казахских батыров.

Недалек тот день, когда улицы городов Казахстана будут названы его именем и сегодняшняя молодежь будет воспитана на славных традициях подвига и мужества таких выдающихся сардаров как Шанышкылы Бердыкожа батыр. До мозга костей преданного интересам своего народа. Горячо любившего всю землю Казахстана. Отдавшего свою жизнь за незыблимость  и нерушимость его вечных границ.

И еще: грозные события XVIII столетия, ставшей для казахского народа Отечественной и национально-освободительной войной, требуют  фундаментального изучения, когда мы дадим должную оценку этим событиям, и в особенности – мужеству и героизму батыров и сардаров.

.

Недалек тот день, когда улицы городов Казахстана будут названы его именем и сегодняшняя молодежь будет воспитана на славных традициях подвига и мужества таких выдающихся сардаров как Шанышкылы Бердыкожа батыр. До мозга костей преданного интересам своего народа. Горячо любившего всю землю Казахстана. Отдавшего свою жизнь за незыблимость  и нерушимость его вечных границ.

И еще: грозные события XVIII столетия, ставшей для казахского народа Отечественной и национально-освободительной войной, требуют  фундаментального изучения, когда мы дадим должную оценку этим событиям, и в особенности – мужеству и героизму батыров и сардаров.

Предыдущая страница"Generic book of Darkhan tribe". Orman Temirbaiuly, Saidylla Akhmetkarimuly, Mekembai Omaruly.Tashkent, 2006 Следующая страница"Золотой мост". Программа "Руханият". Национальный телеканал "Казахстан-1". 2000 г.

Оставить комментарий

Имя(обязательно)

URL